Loading...

Собор святого князя Александра Невского как повод вспомнить историю

19-Май / Новости / Комментариев:0

Как открываются новые исторические факты в ходе воссоздания собора Александра Невского

На фоне разговоров о развитии туризма и популяризации истории Царицына не только для гостей города, но, в первую очередь, для самих местных жителей, в центре Волгограда воссоздается уникальный собор, ставший свидетелем и прямым «пострадавшим» в трагических для России событиях начала прошлого века. О том, как кропотливо собирались сведения о деталях внешнего облика и убранства Александро-Невского собора и как исторические данные планируют применить на практике, пресс-службе Волгоградской епархии рассказали кандидат исторических наук Александр Материкин, архитектор института «Спецпроектреставрация» Евгений Ломакин и руководитель компании-подрядчика — ОАО «Приволжтрансстрой» — Владимир Иващенко.

Александро-Невский храм начинали строить в пик экономического расцвета Царицына, когда город уже превращался в крупный торгово-промышленный центр России. Еще немного и он вырос бы из статуса уездного, получив административную независимость от Саратовской губернии, но реализовать эти планы помешала Первая мировая война.

1379841142_07

Главный городской собор, который, как и в наши дни, планировалось сделать кафедральным, строили, используя лучшие достижения современной архитектуры и искусства. За основу был взят проект Казанского собора в Оренбурге работы выдающегося мастера неовизантийского стиля, выпускника петербургского строительного училища Александра Ященко. До того как в 1930-е годы он был разрушен большевиками, собор являлся одной из главных достопримечательностей города. Из всех его архитектурных родственников, созданных по проектам того же автора , неспокойный постреволюционный период благополучно пережил лишь Вознесенский Войсковой собор в Новочеркасске.

Проект собора Александра Невского, который воссоздается сегодня в Волгограде, разрабатывался в основном по фотографиям 30-х годов, так как подробных чертежей и деталей относительно царицынской стройки в местных архивах не сохранилось.

Автор книги «Собор Александра Невского» Александр Материкин склоняется к версии о том, что все документы были уничтожены в дни Сталинградской битвы.

— Видимо, их эвакуировали не в первую очередь, а в последующие, — предполагает известный волгоградский историк. — В первую очередь вывозились бумаги советской власти, а это были «царские» документы, дореволюционные, поэтому их не успели спасти и, скорее всего, они погибли в огне.

Тем не менее, опираясь на проект храма в Оренбурге, а также на архивные документы и фотографии исследователи восстановили внешний облик именно царицынского собора. Известно, что в начале XX века его проектировал саратовский архитектор Юрий Терликов, (так как Ященко уже не было в живых), и в процессе работы еще немного усовершенствовал эстетический вид грандиозного сооружения. В частности, отодвинул немного дальше от входа колокольню, видоизменил арки задних пилон и внес другие небольшие поправки.

Описание фасада и элементов внутренней отделки Александро-Невского собора Царицына собиралось буквально по крупицам, благодаря работе историков и всех неравнодушных к идее воссоздания храма. Задача осложнялась тем, что источники иногда противоречили друг другу, а документальные сведения подчас опровергались неожиданными историческими находками.

IMG_0340

В 2005 году ФГУП институт «Спецпроектреставрация» подготовило научно-проектную документацию по воссозданию собора Александра Невского как архитектурного памятника. Исследование было заказано тогдашним мэром Евгением Ищенко.

По словам главного архитектора первого этапа проектирования Евгения Ломакина, главными помощниками в работе были — книга Александра Материкина и одна из наиболее удачных фотографий, сделанная в 30-е годы, уже после закрытия собора.

— Это был великолепный снимок, там было видно все. Мы посчитали кирпичи всех углов, всех пилонов, всего декора, буквально все до последнего кирпичика, — вспоминает столичный архитектор. Как образец для подсчета габаритных размеров храма взяли кирпич, обнаруженный при строительстве часовни на Аллее Героев. Были привлечены военные специалисты, которые определяют из космоса размеры своих и вражеских объектов. Они подтвердили правильность наших расчетов и предложили свои габариты, рассчитанные по 3D модели, сделанной с фотографии. Размеры, конечно, гуляли, но в результате помогло 3D-моделирование. Когда начинаешь выстраивать, а храм непростой: у него диагональные башни, обходные галереи, ризница с углами под 45 градусов, то все постепенно начинает корректировать одно другое, и все начинает собираться.

Некоторые моменты относительно отделочных материалов, описанные в исследовании, со временем скорректировались. В частности, «Спецпроектреставрация» ссылалась на письмо благочинного церквей Царицына протоиерея Стефана Каверзнева, написанное в декабре 1910 года епископу Саратовскому и Царицынскому Гермогену. В нем указывалось, что купола собора были бело-матовыми. Эта деталь долгое время вызывала сомнения у волгоградского исследователя, кандидата исторических наук Александра Материкина.

— Когда сейчас встал вопрос о воссоздании собора в реальном времени, началось строительство, любые детали стали дороги, — делится известный историк. – Работая в госархиве Саратовской области, я обнаружил любопытный документ – смету, приложенную к докладу председателя попечительской комиссии по постройке собора купца Василия Рысина на имя царицынского городского головы. В ней дается отчет о том, что сделано в строительном сезоне 1910 года, и говорится какая сумма необходима дополнительно, в том числе на покрытие главного купола 12-тидюймовыми листами железа – 11 тысяч 200 рублей (немалая по тем временам сумма). Отмечается также, что будут использоваться медные позолоченные листы, и перечислены другие виды работ.

Эти строчки поставили все на свои места. Из документа следует, что протоиерей Каверзнев докладывал о промежуточном этапе работ, и впоследствии купола планировали сделать медно-золотыми. Косвенное подтверждение этому нашлось и в мемуарах белогвардейского генерала Петра Махрова — последнего начальника штаба вооруженных сил юга России, которыми командовал Деникин. Он описывает, как, будучи в Царицыне, «…очутился на большой круглой площади, мощеной булыжником. В центре ее стоял величественный православный собор с позолоченными куполами. Церковь была открыта. Я вошел в храм. Богослужения не было, но перед иконами стояли на коленях несколько казаков, горячо молившихся. Несколько женщин утирали слезы».

В том же исследовании «Спецпроектреставрации» со ссылкой на газету «Царицынский вестник» от 27 августа 1915 года говорится о намерении комиссии по постройке собора «… ходатайствовать перед Думой о частном займе (для продолжения постройки) 50 тысяч…, полы внутри храма вместо предполагаемых плиточных, сделать бетонные и впредь до окончательного сооружения отапливать собор во избежание внутренней порчи произведенных уже работ».

Однако, в 2004 году при строительстве часовни Александра Невского на Аллее Героев в Волгограде, где располагался царицынский собор, в вырытом котловане была обнаружена часть кирпичной стены исторического здания и плитка из песка и цемента четырех расцветок со штампом харьковского производителя.

По словам подрядчика строительства собора — гендиректора ОАО «Приволжтрансстрой» Владимира Иващенко, уже найдена компания в Санкт-Петербурге, которая вручную отливает цветную цементную плитку по технологии XIX века. Все образцы будут представлены заказчику работ – Волгоградской епархии, после чего будет принято окончательное решение о выборе материала.

— Сейчас на основе сохранившихся фотоснимков прорабатываем с архитекторами элементы декора фасада, — говорит Владимир Иващенко. — Уже идет обсуждение мелких деталей на колокольне – думаем, как они это делали, и как мы можем повторить, стараемся чтобы совпадение было достаточно точное.

Из всех соборов Царицына Александро-Невский был единственным, построенным в неовизантийском стиле, и отличался множеством декоративных деталей и тонких орнаментов. Фасад из красного кирпича украшала полосатая и узорчатая кладка, эффектно выглядели сдвоенные и строенные арочные окна.

Актуальными при воссоздании собора в наши дни будут и железобетонные своды, наличие которых в соборе-предшественнике подтверждают архивные документы. Царицынский храм Александра Невского был одним из первых в России, где использовалась новая технология смешения цемента с металлом. А вот фундамент из тесаного камня, как в Царицыне, сегодня делать нецелесообразно и к тому же накладно, утверждают специалисты.

— Железобетон в начале прошлого века был новшеством и по причине дороговизны применялся, в основном, в несущих конструкциях, — говорит Владимир Иващенко. – Толщина стен каменного фундамента, который был более доступным в то время, достигала шести метров, и сейчас, конечно, нет смысла именно в этом пункте стремиться к исторической точности. Без ущерба прочности толщину стен сегодня можно сократить в 5 раз и использовать цокольный этаж, например, для обустройства конференц-зала или подсобных помещений.

Попутно со сбором информации о внешнем облике собора обнаружились неизвестные раньше исторические сведения о самой стройке и причастных к ней жителях Царицына. Большинство копий решений Царицынской городской думы сохранилось в госархиве Саратовской области. Благодаря практике делопроизводства, существовавшей до революции, вторые экземпляры протоколов отправлялись в саратовскую канцелярию и подвергались негласному контролю губернатора.

Среди любопытных документов, например, официальная жалоба купца Рысина и архитектора Терликова в Саратов на то, что местная дума не выделяет денег на строительство.

— Не так просто это все строилось, — рассказывает Александр Материкин. Когда работы находились уже в стадии завершения, был большой перерыв в финансировании из-за начала Первой мировой войны, и под воздействием атмосферных осадков собор уже мог начать разрушаться, деревянные леса стали приходить в негодность.

Также обнаружилась жалоба в Саратовскую епархию на гласного городской думы Розанова — врача по профессии, противника строительства собора, который смущал своими настроениями общественность и пытался всячески тормозить рабочий процесс. Под жалобой на действия Розанова подписались 14 священнослужителей практически всех царицынских церквей.

Эти и другие документы войдут во второе – дополненное и переработанное издание книги Александра Материкина «Собор Александра Невского», работу над которым автор планирует завершить к началу лета этого года.

Те, кто сейчас жертвует на строительство собора Александра Невского, тоже входят в историю, — уверен исследователь. — Хотелось бы, чтобы в воссозданном соборе было место, где указали бы фамилии благотворителей и жертвователей. В дополненном варианте книги я упоминаю эти имена, хотя некоторые меня отговаривали, говорили, что это нескромно. А я думаю, что как раз нескромно не написать об этом, так как будущие исследователи просто не поймут моих мотивов – зачем утаивать имена тех, кто стоял у истоков воссоздания памятника истории.

По мнению экспертов, если к Чемпионату мира по футболу грандиозное строение обретет хотя бы свои очертания, туристы уже смогут оценить не только легендарный сталинградский период истории города, но и колоритную эпоху Царицына, символом возрождения всеобщего интереса к которой на наших глазах становится собор Святого князя Александра Невского.

Екатерина Ландина

Комментариев нет.