Loading...

Святой благоверный князь Александр Невский

____

Многих разных правителей знала Русь — от легендарного Гостомысла до последних Романовых. Об иных, ничем себя не проявивших, упоминают лишь летописные своды. Имена других, вроде Святополка Окаянного, стали проклятием, символом лиходейства. Но были и третьи, счастливо сочетавшие в себе мудрость политика, полководческий талант и благость ревнителя веры. Немного было таких, но тем ярче сияют их имена в истории Отечества и Церкви. Одним из первых в этом ряду поминаем мы благоверного князя Александра Ярославича, оставшегося в нашей истории с прозванием Невский. «Яко звезду тя пресветлую почитаем, от востока воссиявшую и на запад пришедшую...» — поётся о нём в кондаке — небольшом церковном песнопении, раскрывающем сущность праздника. И действительно, в каждом деянии князя отразилась извечная миссия Руси: служить пограничьем между Востоком и Западом, сдерживая натиск с той и с другой стороны, и одновременно — роднить две великие культуры.

Родился Александр 30 мая 1220 года в Переяславле-Залесском. Отцом его был Ярослав Всеволодович — будущий великий князь, а матерью — благочестивая княгиня Ростислава (Феодосия) Мстиславна, дочь Мстислава Мстиславича Удатного, князя Торопецкого, и половецкой княжны Марии Котяновны. Она скончалась в 1244 году в Великом Новгороде, где погребена в Юрьеве монастыре под именем инокини Евфросинии. Впоследствии Феодосия была причислена к лику святых. В 1-й Новгородской летописи сказано в записи под 6752 (1244) годом: «Преставися княгиня Ярославля (ошибочна запись вместо Ростислава Мстиславна. — В.С.), постригшаяся у святаго Георгия в монастыри; ту же и положена бысть, сторонь сына своего Феодора, месяца мая в 5-й день, на память св. Ирины, наречено бысть ей имя Евфросиния». Монастырь был основан в 1030 году сыном равноапостольного крестителя Руси, православным русским князем Ярославом Мудрым.

Под влиянием матери мальчик рос тихим и кротким, любил читать священные книги, слушать храмовое пение. Но будучи сыном князя, он должен был с детства принять на себя бремя государственных забот. Уже в восьмилетнем возрасте он вместе с братом Фёдором был провозглашён новгородским князем, а спустя 8 лет стал им по-настоящему.

Испокон веков княжение над Великим Новгородом было делом не из лёгких. Горожане блюли свои старинные привилегии, и вече — общий сход — могло отменить любое княжье повеление. А если правитель попадался строптивый или вероломный, то новгородская верхушка могла и «поучить князюшку».

Однако с юным Ярославичем считались, ибо вышел он разумом и силой, а голос молодого князя, по свидетельству современников, «гремел пред народом яко труба». Но одного голоса было недостаточно...
Смутным и немирным было то время на Руси. Княжеские усобицы терзали страну сильнее обычного. Удельные правители плели заговоры против великого князя и друг против друга. Любой из них мог призвать иноплеменников, дабы разорить соседа. Отряды наёмников безнаказанно рыскали по городам и весям, распаляясь при виде богатства Руси.

И вот грянуло наказание Господне. В 1237 году полчища татар под водительством хана Бату, в русском произношении Батыя, переправились через Волгу и принялись разорять русские княжества. А князья, ослеплённые враждой, со злорадством наблюдали за мучениями соседей. «Бог за всех, но каждый — за себя», — говорили тогда... Пали Рязань, Суздаль, Владимир и небольшой городок Москва. 4 февраля великий князь Юрий (Георгий) Всеволодович, дядя Александра, погиб в сражении, в дыму сожжённого храма задохнулись великая княгиня Агафия, сестра князя-мученика Михаила Черниговского, княжна Феодосия, другие члены княжеской семьи и епископ Митрофан. Убит был и племянник его князь Всеволод Ярославский, а второй его племянник, князь Василько Ростовский (память его 4 марта), был взят в плен. После того как он с презрением отверг предложение принять веру татар, Василько был убит, а труп его был брошен в лесу.

Новгород спасло то, что болота и чащи преградили путь татарской коннице. Батый повернул на юг. С бессильным гневом встретил Александр вести о взятии Чернигова и, наконец, Киева — «матери городов русских». Вволю пограбив, татары ушли, оставив за собой пожарища, развалины, забитые трупами храмы... «Умножились казни, каких дотоле не видело и не слышало отечество наше», — сказано было в одной из тогдашних летописей.

Татарское лихо минуло Новгород, но беда подступала уже с другой стороны — с Запада. Захиревший было Орден меченосцев объединился с тевтонами, и родилась новая мощная сила — Ливонский орден. Начались разговоры о крестовом походе на Русь: не только для того, чтобы, как обычно, пограбить, но и для обращения русского народа в католичество.

Неспокойно стало на западных рубежах Великого Новгорода. Но жизнь шла своим чередом. В 1239 году Александр обвенчался с 16-летней Александрой, дочерью полоцкого князя Брячислава Васильковича. Судя по тому, что у неё осталось в летописях ещё одно имя Параскева, она, вероятно, готовилась принять монашеский постриг, но великий князь Ярослав решил женить сына, и воле его никто не посмел противиться. На следующий год в Новгороде в семье родился первенец, названный Василием.

Недолго наслаждались молодые семейной жизнью. В 1240 году немцы захватили ближний Псков, обложили данью народы, издревле подвластные Новгороду. А с севера с крестом и мечом двинулись шведы. Пришла пора молодому Ярославичу впервые встать за Русь и веру. Татары были просто мародёрами, но пришельцы с Запада замахнулись на веру русичей — православие. Ещё 9 декабря 1237 года папа Григорий IX своей буллой возвестил крестовый поход против язычников-финнов и русских. Он обещал прощение грехов всем участникам похода на Русь, приравнивал этот поход взятию Иерусалима, освобождению гроба Господня от мусульман.

Шведы считали Русь лёгкой добычей. Не таясь, они вошли в устье реки Ижоры. Предводитель шведского отряда зять короля Эрика XI Биргер (в русских летописях Велгер Свейский) направил Александру дерзкое послание: «Знай, что я уже здесь и пленю землю твою. Если можешь, сопротивляйся». О том, что это был не просто военный поход, а объявленный ранее папой крестовый, свидетельствует присутствие в отряде Биргера нескольких епископов (если учесть, что в то время в Швеции было всего 6 епископов, то понятно, что даже присутствие в отряде 2-3 из них ясно говорит о стремлении насадить на Руси католическую веру).

Ни минуты не колебался молодой новгородский князь. Богоугодное дело защиты Родины и Церкви давало ему уверенность в собственных силах. Войдя в храм святой Софии, он помолился и, принимая благословение архиепископа Спиридона, промолвил: «Если Бог за нас, то кто против нас? Не в силе Бог, а в правде».

14 июня 1240 года Александр с небольшой дружиной вышел к Ижоре. И тут Господь явил чудо: одному из ратников привиделась ладья, в которой стояли двое юношей. Присмотревшись, воины в изумлением узнали знакомые по иконам лики блаженных страстотерпцев Бориса и Глеба. «Брате, — сказал Борис, — поможем сроднику нашему Александру». Ратник бросился передать благую весть князю.
Ранним утром русичи внезапно обрушились на шведов. Александр схватился с самим Биргером и копьём «возложил печать ему на лицо». Чудеса храбрости явили соратники князя, «мужи сильные и велми храбрые» — Сбыслав Якунович (впоследствии новгородский посадник), Гаврило Олексич, Яша Полочанин, Миша Новгородец, Ратмир, Савва и другие. Гаврило Олексич, преследуя Биргера, на коне по сходням въехал на шведский корабль, рубя налево и направо; он был сброшен с корабля вместе с конем, но вышел из воды невредим и снова бился с самим шведским предводителем посреди их войска. Новгородец Савва бросился на шатер Биргера, что красовался посреди лагеря своим золотым верхом, подсёк столбы у шатра, и обрадовались новгородцы, когда увидели, как упал этот шатер.

Только ночь спасла захватчиков от полного разгрома: под покровом тьмы шведы позорно бежали. После этой победы Александра и прозвали Невским. А было ему в то время всего лишь 20 лет.

Крут был нрав Ярославича. Возвратившись с Ижоры, князь задумал твёрдой рукой усмирить новгородскую вольницу. Но горожане, отдавая должное победителю, расставаться со своими привилегиями не собирались. И не таких ломал Господин Великий Новгород. Нашла коса на камень. Пришлось Александру вместе с матерью великой княгиней Феодосией, супругой, сыном и со всеми приближёнными переселиться в родной город Переяславль-Залесский. Крепко обидели его подданные.

Тем временем ливонцы не дремали. Мало-помалу орден прибрал к рукам эстонцев и латышей, захватил города Лугу и Тесово, построил на новгородской земле крепость Копорье. Грабительские рейды рыцарей участились. В 1241 году из-за предательства посадника Твердилы и части бояр ими был взят Псков, ливонцы начали посягать на новгородскую землю и приблизились к границам города на тридцать вёрст.
Пришлось новгородцам смирить гордыню. Ударили они челом великому князю Ярославу Всеволодовичу, просили его вернуть сына на новгородское княжение. Но обида Александра не прошла, он не согласился княжить в Новгороде. И тогда, зная уважение Александра к владыкам, Новгород попросил о помощи архиепископа Спиридона. Он должен был вторично ехать с посольством во Владимир к великому князю, просить отпустить в Новгород его сына. Архиерею удалось в конце концов уговорить крутого нравом Александра.

Вернувшись в Новгород, князь всерьёз взялся за ливонцев: взял Копорье, освободил Псков. Снова засияли православные храмы, стали возвращаться беженцы. Но Александр знал: главная битва впереди.
Весной 1242 года объединённые силы Тевтонского и Ливонского ордена вторглись на Русь. Но не дремали князь и его дружина. Не успел отзвучать краткий молебен в Троицкой церкви, как новгородцы двинулись скорым маршем навстречу врагу. Две рати сошлись 5 апреля на всё ещё покрытом льдом Чудском озере.

Много сказано, написано и спето о Ледовом побоище, вошедшем во все учебники русской истории. Тяжко пришлось дружине Александра. Но не все знают, что в какой-то момент превосходящие силы захватчиков почти смяли ряды русичей. И тут снова распростёрлось над князем Божье благословение. Как рассказывали потом многие русские ратники, в самую тяжёлую минуту боя небеса разверзлись и в просвете показалось Господне воинство — тысячи светлых всадников в сияющих доспехах. И в тот же момент немцы дрогнули, бросились бежать. Семь вёрст преследовали их Александр со своими воинами. Полтысячи рыцарей пало на Чудском озере и несчитанное количество пеших немецких ратников. Надолго зареклись немцы грабить Русь под сенью католического креста.

Ярко засияла после Ледового побоища слава князя Александра. В одной из русских летописей сказано, что после разгрома тевтонцев и ливонцев на Чудском озере новгородский князь прославился «по всем странам, до моря Египетского и до гор Араратских, по обе стороны Варяжского моря и до великого Рима». Мудрый правитель, великий полководец, дважды снискавший вышнее благословение, он стал чуть ли не единственной надеждой, защитником Руси и православия. Это стали понимать и в Золотой Орде.

В 1246 году Русь постигла тяжёлая утрата: скончался великий князь Ярослав Всеволодович. Он прибыл в Орду, отсюда Батый направил его в Каракорум, в августе 1246 года великий князь приехал в Монголию, где стал свидетелем воцарения великого хана Гуюка, который подтвердил ему ярлык. Ярослава позвали к матери великого хана Туракине, которая, как бы желая оказать честь русскому князю, дала ему есть и пить из собственных рук. Возвратившись от ханши, Ярослав заболел и через семь дней, 30 сентября, умер, причём тело его удивительным образом посинело, почему все подумали, что ханша его отравила.
Некому стало говорить с татарами от имени всей страны. И тогда Батый призвал к себе Александра Невского. Нелегко было князю решиться на эту поездку. Природная гордость не позволяла ему склониться перед разорителями родной земли. Горько плакала княгиня Александра Брячиславна: у всех на слуху была лютая смерть князей Михаила Черниговского и Василько Всеволодовича, замученных в Орде за отказ следовать языческим обычаям. Поездка в Сарай была для православного князя сродни подвигу. Будучи уже умудрённым государственным мужем, Александр понимал, что Русь без верховной власти будет разорена междоусобицами и обескровлена татарским игом. Тогда уже не возродить былой славы, не сбросить ненавистное бремя. Угаснет светоч православия, зажжённый святыми Владимиром и Ольгой. Скрепя сердце Александр вместе с братом Андреем поехал в Орду.

Трудное испытание ждало князей при дворе Батыя. Ханские приспешники хотели заставить их участвовать в языческих обрядах. Но Александр смело ответил: «Я христианин, поклоняюсь Отцу и Сыну и Святому Духу, единому Богу, в Троице славимому». Войдя в шатёр Батыя, русский князь произнёс: «Тебе, царь, кланяюсь, твари же (идолу — В.С.) не кланяюсь». Придворные замерли, ожидая вспышки ханского гнева: Батый казнил и за меньшую провинность. Но Батый не разгневался. Сам великий воин, он уважал мужество в других. Ордынский правитель знал о смелости и ратном таланте русского князя. Приглашая Александра в Орду, Батый вопрошал: «Мне покорил Бог многие народы; ты ли один не хочешь покориться державе моей? Но если хочешь сохранить за собой землю свою, приди ко мне: увидишь честь и славу царства моего». Судя по всему, русский князь хану понравился, Батый увидел в нём человека умного и имеющего много достоинств.

Однако судьба Руси в Орде не была решена. Пришлось братьям Ярославичам ехать в далёкий Каракорум — столицу Монголии. Два года отняла эта поездка. Монгольский хан, формальный правитель всех земель от Сибири до Западной Европы, назначающий ханов и князей, милостиво принял русичей, поставил Александра киевским князем, а Андрея — великим князем владимирским. Формально киевский трон был более почётным, но Киев лежал в руинах после татарского нашествия, поэтому Александр вернулся в свой Новгород.

Тем временем католическая церковь вновь приняла попытку проникнуть на Русь. На сей раз она сменила меч на дипломатию. В 1251 году папа римский Иннокентий IV направил к Александру двух своих кардиналов Гальда и Гемонта с лживым посланием. Он писал, что великий князь Ярослав, умирая в Орде, якобы изъявил желание перейти в католичество и сообщил об этом монаху Плано Карпини, который в 1246 году посетил Сарай, где встречался с Батыем, затем отправился в кочевую ставку близ Каракорума, где был на приёме у только что избранного великим ханом Гуюка, а в 1247 году благополучно возвратился в Рим. Искусно перемешивая ложь с лестью, Иннокентий призывал русского князя исполнить волю отца, предлагая Руси покровительство Рима.

Пришлось Александру вновь встать на защиту православия, но на этот раз не с мечом, а с пером. Князь отправляет папе обстоятельный ответ, в котором изложил историю православной Церкви и её догматы. Письмо заканчивалось ясно выраженной мыслью: «Всё это мы ведаем и от вас учения не приемлем». В это же время в личной жизни князя произошло несчастье — летом 1251 года скончалась любимая супруга Александра Брячеславна.

В 1252 году татары вновь вторглись во Владимирское княжество. Поводом стал навет князя Святослава, дяди Ярославичей, так и не простившего племяннику Андрею, что именно его посадили на владимирское княжение. Андрей попытался сопротивляться татарам, но его дружина была разбита, князь отрёкся от княжения и бежал в Швецию. Новая волна насилия грозила прокатиться по Руси, и был лишь один человек, чей авторитет мог остановить её. Второй раз Александр не побоялся смертельного риска — он снова отправился в Орду. Жаркие июньские и июльские дни он проводит в ордынской столице Сарае.

К тому времени Батый состарился, фактически правил ордынцами его сын Сартак, с которым у Александра сложились дружеские отношения. Сартак выдал князю ярлык на владимирское правление. Так началось одиннадцатилетнее правление Александра Невского.

С радостью был принят на Руси новый великий князь. Торжественно встретил его митрополит Кирилл. Но быстро отшумели торжественные молебны и пиры. Окружавший страну враг не давал расслабиться. Уже на второй год своего княжения Александру пришлось отбивать нападение немцев на Псков. В 1254 году он подписывает мирный договор с Норвегией, обезопасив тем самым Новгород от вторжения с севера.

В это время тревожные вести стали приходить из Орды. Батый умер, его брат Берке задушил своего племянника Сартака и стал ханом. Наместником он поставил Улагчи, который решил провести перепись населения Руси, чтобы легче было собирать дань. Это известие вызвало волну возмущения в русских княжествах, в ответ на которую можно было ждать вторжения татар. И снова путь Александра лежал в Орду. И в третий раз Господь не попустил гибели защитника земли Русской. Искусный дипломат, князь уговорил хана не только смягчить условия переписи, но и сохранить автономию русских княжеств. В Никоновской летописи под 1257 годом записано: «Тое же зимы приехаша численницы (переписчики. — В.С.) ис татар и исчтоша всю землю Суздальскую и Рязанскую и Муромскую».

1256 год Александр Невский встретил в новом походе — на этот раз против шведов. Не успел он вернуться во Владимир, как подступила новая беда: Улагчи решил переписать новгородцев, чтобы брать с них тамгу (таможенную пошлину) и десятину (десятую часть с доходов). Те, естественно, в силу своего вольного характера взбунтовались. Возглавил смуту княживший в то время в Новгороде Василий Александрович, сын великого князя. Пришлось отцу отправить новгородского князя в Суздаль, а самому уговаривать новгородцев, помнивших ещё его правление, прекратить смуту — иначе татары бы вторглись снова на Русь. Разбирательства были жестокими: тех, «кто Василья на зло повёл», Александр велел казнить. Новгородцы отделались дарами, и ордынцы ушли.

Но Александру пришлось снова ехать в Сарай. Вместе с ним зимой 1258 года сюда отправляются князья Андрей Ярославич, Борис Василькович Ростовский и Ярослав Ярославич Тверской. Хотя эти переговоры не принесли желаемого результата: перепись не была отменена — всё же она проводилась не в самом жёстком режиме.

Прошли переговоры и о других вопросах сосуществования Руси и Орды. Князь Александр добился того, чтобы русские были освобождены от обязательств давать свои войска для помощи татарам во время их походов на другие народы. Вероятно, во время этого пребывания в Сарае Александр добился разрешения православному епископу постоянно находиться в Сарае, чтобы оказывать духовную помощь русским князям, купцам, пленникам. Православные священники всегда сопровождали русские посольства в Орду, но число русичей, длительное или даже постоянное время проживающих в Сарае, всё увеличивалось, поэтому нужен был руководитель православных пастырей. Так в 1261 году возникла Сарайская епархия, первым епископом которой был Митрофан.

Не успела уйти угроза с востока, как вновь заполыхало на западе. Зашевелился Ливонский орден, и Александр, подписав мирный договор с Литвой, выступил в поход.

Тем временем татары поручили собирать дань с русичей откупщикам — хивинским купцам. Берке не сильно доверял своим баскакам, которые оставляли себе большую часть поборов с русских земель, ему выгоднее было отдать сбор дани на откуп. Хивинские купцы выплачивали хану определённую сумму, а затем отправлялись собирать дань с Руси. В погоне за прибылью они избивали должников, устанавливали грабительские проценты за несвоевременную уплату дани. Снова взволновались княжества, сборщики дани в Ростове, Ярославле, Суздале, Владимире были перебиты, и разгневанный хан повелел готовиться к большому походу на Русь. Предотвратить ужасы разорения мог только великий князь. Александр в пятый раз отправляется в Орду — казалось бы, на верную смерть. Полгода пришлось ему уговаривать хана Берке, дарить богатые подарки ему и его приближённым, пока ордынский правитель не отменил уже принятое решение о нашествии.

Жестокие испытания, постоянное напряжение подточили силы могучего когда-то князя. В конце лета 1263 года он покинул Сарай и отправился домой. Медленно двигался караван вдоль Волги. Проходил он и мимо того места, где небольшая степная речушка, позже названная русскими Царицей, впадала в величественную Волгу и где спустя 326 лет будет основан город Царицын, в котором построят местные жители храм его имени, а затем и признают святого благоверного князя Александра Невского покровителем своей земли.

В Городце Александр окончательно слёг. Чувствуя приближение смерти, как было принято в те времена, он постригся в монахи. 14 ноября, в возрасте 43 лет, великий князь Александр — теперь уже простой чернец Алексий — скончался в Богородице-Фёдоровском монастыре. Горестная весть мгновенно долетела до Владимира, и митрополит Кирилл, собрав горожан в храме, сквозь слёзы сказал: «Знайте, чада моя, яко уже зашло солнце земли Суздальской. Не будет больше такого князя в Русской земле».

Девять дней траурное шествие двигалось из Городца во Владимир. Весь город вышел встретить останки великого князя. «Земля стонала от вопля и рыданий», — пишет хронист. 23 ноября гроб с телом Александра Невского был установлен во Владимирском соборе. И там соратники, собравшиеся проводить князя в последний путь, стали свидетелями чуда. Когда митрополит подошёл к гробу, чтобы вложить в руки покойного разрешительную грамоту, рука Александра поднялась, взяла свиток и снова легла на грудь. Господь и после смерти осенил благостью защитника Церкви.

Александра похоронили во Владимирском Рождество-Богородичном монастыре. До середины XVI века этот монастырь считался первым на Руси, именовался «архимандритьей великой». И после смерти князь покровительствовал родной земли. В сентябре 1380 года, накануне Куликовской битвы, пономарь монастырской церкви вдруг увидел, что у гробницы князя Александра сами собой зажглись свечи. Из алтаря вышли два старца, приблизились к гробу, и один из них произнёс: «Княже, восстань и помоги правнуку своему». Дмитрий Донской был сыном Ивана II Красного, внуком Симеона Гордого, их предшественниками на московском княжеском троне были Иван I Калита и Юрий, отцом которого был первый удельный московский князь Даниил, младший сын Александра Невского, так что получается, что Дмитрий был Александру прапрапраправнуком.

На глазах у изумлённого пономаря Александр поднялся из гроба и удалился из храма вместе со старцами. 8 сентября татары были разбиты русской дружиной. Весть о чуде дошла до митрополита. Он приехал из Москвы во Владимир и повелел открыть могилу Александра. В гробу были обнаружены нетленные мощи. Их положили в Богородичном храме, и сразу же около раки стали происходить чудесные исцеления.

День памяти святого благоверного князя Александра стал отмечаться в XVI веке. Он был установлен на Московском соборе 1547 года при митрополите Макарии. Канон святому князю был составлен владимирским иноком Михаилом. По другим данным, канон был составлен известным церковным писателем Пахомием Сербом. По приказу митрополита Макария для Великих Четьих Миней было написано первое каноническое житие святого князя Александра Невского на основе хорошо известного с конца XIII века княжеского жизнеописания.

В 1552 году царь Иван IV Грозный, который был прапраправнуком Дмитрия Донского, по пути в Казань остановился во Владимире, желая помолиться на могиле своего великого предка. Во время молебна придворный Аркадий прикоснулся к гробу своей больной рукой, и язва на ней сразу же затянулась. По приказу царя Аркадий написал новое житие благоверного князя.

Создавая на берегах Невы новую столицу России, Пётр I решил перенести мощи Александра Невского в те места, где им была одержана первая победа, давшая князю почётное прозвание. 11 августа 1723 года святые мощи были перевезены из Владимира в Шлиссельбург, где оставались до 30 августа 1724 года, когда они были установлены в Александро-Невской церкви Александро-Невского Свято-Троицкого монастыря. Архиепископ Новгородский Феодосий и члены Священного Синода на руках внесли гроб в лавру. Император Пётр в этот же день заключил победоносный Ништадский мир со Швецией. С этого дня отмечается праздник перенесения мощей благоверного князя. Александро-Невский монастырь стал со временем крупным центром православия: здесь были открыты духовные семинария и академия, готовились священнослужители высшей иерархии.

В 1725 году императрица Екатерина I учредила орден Александра Невского — одну из высших наград России, которой награждались выдающиеся люди до 1917 года. Во время Великой Отечественной войны в 1942 году был учреждён советский орден Александра Невского, им награждались командиры от взводов до дивизий включительно, проявившие личную отвагу и обеспечившие успешные действия своих частей.

Святой Александр Невский по праву считается ныне одним из самых выдающихся личностей в истории России и Русской Православной Церкви. «Два подвига Александра Невского — подвиг брани на Западе и подвиг смирения на Востоке — имели одну цель: сохранение православия как нравственно-политической силы русского народа. Цель эта была достигнута: возрастание русского православного царства совершилось на почве, уготованной Александром. Племя Александрово построило Московскую державу», — писал известный русский и американский историк Георгий Владимирович Вернадский. Любой правитель вынужден принимать решения, исполняя которые, подданные платят жизнью. Но немного знала история вождей, которые с риском для собственной жизни готовы были разделить тяжкое бремя с собственным народом и смело вверяли свою судьбу Господу, отправляясь навстречу опасностям.

Таким был Александр Невский. Смертельные битвы со шведами и немцами, подвиги пяти путешествий в Орду — повсюду князь был первым, опережая подчас саму историю. Благоверный князь заставил и Запад, и Восток считаться с Русью, сумел сохранить Отечество между молотом и наковальней претендующего на веру Запада и захватывающего земли и богатства русского народа Востока.
Наш край прочно связан судьбой с великим русским святым Александром Невским. Пять раз он побывал на Нижней Волге. В первые три раза он только проезжал мимо мест, где позже возникли города и селения Волгоградской области. Александр приезжал в столицу Золотой Орды Сарай-Бату, рядом с его развалинами ныне находится астраханское село Селитренное. Во время двух последних пребываний, скорее всего, он находился в Новом Сарае на левом берегу Ахтубы, где на многих старинных картах позже значились Царевы Пады, то есть развалины, а сейчас там находится село Царев Ленинского района.

Здесь же была основана Сарайская епархия. На одном из планов развалин Сарая археологи находили предполагаемый православный храм.

17 сентября 1895 года на средства царицынских купцов Александра Репникова и Константина Воронина в селе Верхняя Ельшанка была построена церковь во имя святого благоверного князя Александра Невского. Внешним поводом послужила железнодорожная катастрофа 1888 года, в которой погибло много людей, но император Александр III и его семья остались живы.

В Царицыне в 1882 году была построена часовня в память почившего императора Александра II, небесным покровителем которого был святой Александр Невский. Она была приписана к Успенскому собору. После упомянутой железнодорожной катастрофы Царицынская дума 22 октября 1888 года приняла решение построить в центре города собор в честь благоверного князя. Городской голова Семёнов начинает сбор средств. 22 апреля 1901 года в вырытый котлован помещается первый камень и закладная доска. На закладке присутствует епископ Вольский Гермоген, будущий епископ Саратовский и Царицынский, новомученик. Освящение собора состоялось 19 мая 1918 года. Он был высотой с 18-этажной дом: 57,5 метров в высоту, 51 метр в длину и около 47,5 метров в ширину.

20 июня большевики арестовали священника Александро-Невского собора Якова Горохова за то, что он на заутренней ектинии поминал императора Николая II. Его помещают на барже на Волге, а затем переводят в дом Голдобина, где находятся застенки ЧК.

После захвата города белогвардейцами отец Яков проводит в соборе молебны, на которых присутствуют П.Н. Врангель и А.И. Деникин. В городе усилиями епископа Царицынского Дамиана (Говорова) открывается пастырско-богословское училище, создаётся Александро-Невское братство. 12 июля проходит освящение храма Александра Невского в здании Александровской гимназии. На этом освящении присутствует Врангель, которому в честь именин (в этот день Русская Православная Церковь отмечает память славных и всехвальных первоверховных апостолов Петра и Павла) был вручен специально отлитый медальон с его портретом. На медальоне Петр Николаевич изображён на коне, копыта которого попирают проволочные заграждения большевиков, окружавшие Царицын.

В начале июля 1919 года выходящая в Царицыне газета «Неделимая Россия» писала об обнаружении 68 тел — жертв красного террора, многие из них подвергались пыткам и истязаниям. 20 июля в городе проходит торжественное захоронение офицеров и гражданских лиц, погибших от рук большевиков. Братская могила роется на Александровской площади рядом с собором. В похоронах участвует П.Н. Врангель, с надгробным словом выступил находящийся в Царицыне отец Валентин Свенцицкий. По подсчётам белогвардейцев, всего в городе во время красного террора пострадало 3 тысячи человек.
После возвращения в город большевиков отца Якова Горохова снова арестовали. В ночь на 31 мая 1921 года его расстреляли. В 1929 году церковь закрывают, в здании размещают гараж. 21 марта 1932 года собор был взорван. 27 ноября 2000 года в Волгограде был зарегистрирован приход будущего собора святого Александра Невского. 3 февраля 2003 года в честь празднования 60-летия победы под Сталинградом митрополит Волгоградский и Камышинский Герман освятил закладной камень собора в затрибунной части площади Павших Борцов.

24 февраля 2007 года в центре Волгограда установлен бронзовый памятник Александру Невскому работы известного волгоградского скульптора Сергея Щербакова. Автор изобразил князя в полный рост в воинских доспехах, с боевым знаменем в правой руке. Высота композиции вместе с флагом 4,8 метра (без постамента), вес — полторы тонны. Взор бронзового князя устремлён на место предполагаемого строительства собора святого Александра Невского.

Приход святого благоверного князя Александра Невского был создан в селе Лебяжьем Камышинского района в августе 1999 года. Администрацией района ему было передано здание бывшего кафе, где устроен и освящён храм. 29 декабря 2006 года приход был зарегистрирован. В 2009 году в Волжском был также образован приход святого благоверного князя Александра Невского. В марте 2012 года было начато строительство малого храма, который ныне открыт.

Память о святом благоверном князе Александре Невском жива на нашей земле. Ему молятся жители города и области, призывая защитить наше Отечество и свои семьи от беды. Святый благоверный княже Александре, моли Бога о нас. Светильниче многосветлый Российския земли, чудесы, якоже солнце второе, сияя, всех нас поминай, совершающих память твою, Александре блаженне.

В.И. Супрун, профессор Волгоградского социально-педагогического университета

icon-sv-aleksandr-nevsky